Ограбление

Морган Честер

Игорь с ужасом смотрел на дымящийся снаряд, как будто бы примерзая к проталине у колодца. Я схватил его за воротник и потащил спиной вперёд, к выезжающему из укрытия черному телу Фольксвагена...

Фриц был оптимистичен, как всегда. Не стесняясь прохожих, он дразнил всех проезжающих мимо страусов, прикрикивая с каким-то булькающим звуком. Те никак не реагировали, уносимые вдаль несуразными Газелями с высокой перегородкой кузова. В конце концов мы выехали с проселка, ведущего к моему дому, и понеслись с двойным превышением скорости, чтобы нас не заподозрили в предательстве Родины и сепаратизме. В конце концов, сепаратизм карается смертной казнью, а превышение скорости - только двумя часами в обществе анонимных адреналинщиков каждый месяц.

Мы ехали на встречу с Игорем и Лешей, которые ждали нас на студии. Я достал из тайника автомат и, не поленившись его полностью разобрать, чистил нагар в затворном канале.

Сзади нас нагнала фура и весело посигналила - это Вагиз гнал с аэропорта восемнадцатитонный контейнер. Все склады на студии были забиты его “трофеями” с разграбленных арабских просторов, на которые он часто летал с мирной миссией в качестве слона на Ту-160. Обратно самолёт шел, ясно дело, уже без ракет, поэтому его забивали чем ни попадя.

Вот и сейчас Вагиз наверняка вёз всякую всячину - пулеметы, золотые украшения, пару Феррари и что-то в том же духе. Арабские фашисты никак не хотели признавать поражение, и пока Россия была вынуждена защищать интересы русскоязычного населения в Дубае, у нас была неплохая подкормка.

Тем временем впереди замаячили мерседесы и Ауди чиновников, столпившихся в пробке на въезде в город. Глянув на часы, я понял, что если сейчас остановиться - то мы опоздаем на час минимум. Поэтому я дернул сирену, и она оглушила всю округу предупредительным воем. Фриц запетлял между автомобилями, спешно убирающимися с дороги, а Вагиз намотал на “кенгурятник” своего Магнума пару неудачливых “БМВ” городской администрации. Пробка все сгущалась, несмотря на закон о сирене, поэтому я спешно собрал автомат и дал пару предупредительных очередей по стоящим рядом «Ленд-Крузерам» какого-то депутата горсовета. Кювет наполнился металлом и, судя по крикам, кровью.

Мы спешно доехали до студии, и наскоро загнав в ворота фуру, поспешили внутрь.

Игорь разложил на столе какой-то большой план здания, а когда я рассмотрел его повнимательнее, то аж запрыгал, чем заставил ворчать спящего на клеенке в углу Лешу.

- Это сам Сбер! Надо собирать оборудование! - я был вне себя от радости.

Фриц недовольно уселся в кресло и начал аккуратно отрезать кончик кубинской сигары, прихваченной у одного из шейх-фашистов вместе с его золотом во время освобождения северных эмиратов.

- Вы опять собираетесь на какую-то авантюру, господа. Ни за что не поверю, что в Сбере лежит столько, чтобы его взлом окупился.

В конце концов Леша проснулся, бесцеремонно вытащил из только что привезённого пакета с едой кусок курицы и тоже подошел к нам.

- Я три месяца сидел в архивах, и уверен - там почти столько же, сколько в Италии мы вынесли при освобождении русских кварталов за все пять месяцев. А если я прав, то скоро будет ещё больше. Брэдли устанавливает демократический порядок в восточном Китае, поэтому в ближайшее время нам будет работы, ведь мы уже скопили войска на границе по всему свободному союзу.

В студию влетел Андрей. Под мышкой у него был телескоп.

- Игорь, я только на первый взгляд насчитал четыре полка клонов. Я детекторов столько не сделаю, чтобы все почистить. Короче решать проблему надо.

Я понимал, почему Игорь торопился. Он хотел отправиться в отпуск в Крым, где можно было бы неплохо покутить, пока еще шло лето, так что он надеялся побыстрее свернуть все дела.

Я поставил вычищенный автомат к стенке. Здесь, на студии, в одной только оружейной можно было вооружить неплохую армию, а все моя природная запасливость. Впрочем, армию я вооружать не собирался (по крайней мере, пока), зато у меня всегда были чем-то заняты руки.

Фриц раскурил сигару и смотрел в потолок. Там голографическая передача крутила какой-то очередной концерт.

- Если так и дальше пойдет, у вас опять забьются все склады. Я устал ездить к покупателям и договариваться. Это же объем какой. Я еще раз говорю — это авантюра.

- Зато мы голографический потолок купили, а то приходилось каждый месяц новый телевизор покупать! - Леша на своем горбу выносил все тягости установки телевизоров на потолок и демонтажа очередного простреленного экрана. Фриц злился, когда первый канал врал, а врал первый канал постоянно.

- Это ты ленивый просто.

- Да я лучше один раз сбер ограблю, чем буду каждый месяц на стремянку лазить!

- Хватит вам! - я не выносил этих споров никогда и не собирался менять привычку сейчас. - Ты, Лёша, тоже молодец, три дивана стоит, а ты по старинке на клеенке в углу дрыхнешь. Четыре высших образования не мешают?

Все заткнулись, как всегда, когда я что-то говорил. На верхних уровнях небоскреба начинало припекать дневное солнышко, и я подошёл к столу с картой.

- Тяжеляк возьмем. Нефиг баловаться, три дня в осаде держать мы не собираемся никого. Быстро входим, вытаскиваем все, грузим фуру, уезжаем. Я взломаю камеры наблюдения, никто ничего не докажет.

В последнее время на нас все показывали пальцами. Но доказать никто ничего не мог, да и не хотели, наверное.

Ночь спустилась быстро, и мы за разговорами и планированием не заметили, как минуло одиннадцать часов. Рассевшись по машинам, мы разъехались — кто домой, кто по другим делам. Вагиз поехал на ночной рейс, заранее оставив ворота одного из складов открытыми.

Дома я внимательно просмотрел ленты новостей. Если все пройдет успешно, нужно было подготовить публику к информационной атаке, поэтому приходилось оплачивать искривление смысла некоторым главредам популярных ресурсов, чтобы читатели заранее восприняли новость об ограблении как очередное вранье.

На улице земля побелела от снега. Опять сказывались облака ядерной пыли, скопившиеся на экваторе. В северных регионах планеты негде было устанавливать генераторы бурь, потому что тающая вечная мерзлота все время смещалась. Недавно сошедший в Китайской части гор Тянь-Шань ледник медленно, но верно растапливался, и циклоны, поднимающиеся с юга, неизменно несли по ночам снег.

Землю тряхнуло. Я мысленно позавидовал Игорю, который жил в воздушном доме — у него-то небось только гул слышен. Я предпочитал не поднимать дом до крайнего случая, опять же двигатели еще нужно было дорабатывать, чтобы они позволили не просто повисеть, а при случае и улететь куда-нибудь в Тихий океан.

В небе над домом сквозь крышу я наблюдал скопление звезд, которое недавно появилось. Где-то всего в трех тысячах световых годах зародилась новое скопление, и его усиленно изучали. Я сидел перед телескопом и смотрел на пару звезд, вращающихся друг с другом вокруг одной оси. Надо бы купить этот новый двигатель, возможно и не придется тогда оставаться на этой дурной планетке с ее непредсказуемыми политиками и людьми.

Спустя неделю после получения плана мы уже были готовы к действиям. Я проверял броню грузовика на прочность и зачищал орудия, а Андрей медленно, но верно налаживал систему инфракрасного наблюдения.

Фриц и Вагиз готовили какую-то очередную пакость, чтобы оставить ее после себя. Злобные люди в комментах вечно обвиняли нас в том, что мы слишком педантично подходим к вопросу зачистки, но с государством по-другому нельзя. Кастрированные полулюди, охраняющие объекты нападений, вечно пытались сжить нас со свету градом молитв и пуль, и приходилось как-то выкручиваться. И кто только придумал, что выращенные в пробирках информационной ограниченности генетические уроды способны к религиозному прозрению?

В полночь мы двинулись к Сберу, а за нами плыла по воздуху огненная сфера. Она расширялась, и уже на задворках здания начала медленно плавить асфальт. Мы выскочили на гидролете из кузова грузовика и запустили бур, чтобы пробить стену хранилища. Я отстроил наведение по Андреевой системе наблюдения и подключился через терминал к системе безопасности. Быстро справившись с внешней защитой, я внезапно для себя понял, что нахожусь не в той системе и передо мной счета не локального отделения, а всероссийского Сбера. Быстро прикинув, что к чему, я подменил номера счетов, а со старых тем временем согнал содержимое на счет в Швейцарии.

Бур дернулся и остановился. Гидролет подался всей массой назад и кусок стены отвалился наружу. Изнутри посыпались молитвы напополам с матом. Игорь соскочил с гидролета и побежал внутрь. Там он быстро нацепил противогаз и бросил пару газовых шашек. Фриц с Вагизом в это время начали отцеплять огнесферу. Андрей включил магнит, и в грузовик начали сыпаться металлические сетки, которые Игорь забивал внутри хранилища различными ценностями.

Внезапно из-за угла выехал БТР с какими-то дурнями на броне. Я посадил гидролет обратно в грузовик и выскочил на землю с гранатометом. В это время изнутри Игорь наладил радиосвязь.

- Я уже закончил набивать сетки, скоро все вылетят, отходим.

Вагиз завел грузовик. Я навел гранатомет на БТР, и медленно нажал на спуск. Четыре термозаряда, вылетев из ствола, аккуратно размазали машину по стене.

В это время с другой стороны квартала вышел Леша с ракетным автоматом. Игорь выскочил из пролома в стене и следом за ним посыпались клоны, как будто грибы из лукошка. Леша дождался, пока Игорь добежит до моего укрытия и грузовик отъедет в сторону. Клоны не успели навести на нас прицел, как ракеты одна за одной посыпались на них, испепеляя площадь стоянки.

Вагиз тем временем увез грузовик, а где-то по кварталу крутился угнанный фольксваген, в котором Фриц должен был нас увезти. Лёша отвлекся от прицела и махнул нам, мол, езжайте. Сам он потихонечку отходил в сторону второго фольксвагена. Тут какой-то клон вылетел из пролома, видимо один из последних, и бросил в Лёшу томиком какой-то религиозной книжки. Тот от неожиданности чуть расслабил руку и одна из ракет в стволе скользнула в нашу сторону. Воткнувшись в землю, она почему-то не разорвалась и начала петь «Боже, Путина храни».

Игорь застыл возле ракеты, очарованный пением какой-то ваенги, и я тщетно пытался сдвинуть его с места. В это время Лёша уже укатил в свою сторону. Фриц вылетел из-за угла и открыл окошко.

- Прыгайте в машину, огнесфера вот-вот войдет через пролом!

- У нас Игорь застрял. Надо срочно что-то делать!

- Это Лёшкина ракета? Попробуй спросить у нее, в каком году вернули крепостное право!

Я подскочил к ракете, зажимая правое ухо:

- В каком году вернули крепостное право? Варианты ответа: 2015, 2017, 2019 по старому стилю и 2021 по старому стилю!

Ракета выключилась. Колодец, разверзшийся в снегу вокруг нее, быстро обрастал тающей ересью. Игорь с ужасом смотрел на дымящийся снаряд, как будто бы примерзая к проталине у колодца. Я схватил его за воротник и потащил спиной вперёд, к выезжающему из укрытия черному телу старого Фольксвагена...