Рыбколюди. Жуткий рассказ.

Фриц Шварц

Предисловие
Рассказ основан на нереальных событиях. Все совпадения с реально существующими людьми, рыбками и троллейбусами неслучайны.
В рассказе не принимают участия Те Самые Глеб и Вадик, а также Рихард – просто в их честь названы персонажи.
Не пытайтесь повторить описанные действия. Это может быть опасно для вашего физического и психического здоровья.
Если вы беременная женщина или просто у вас слабая психика, а также вы несовершеннолетний – немедленно прекратите читать.
Если же нет - Глава 1
Город Оренбург нежился в лучах заходящего Солнца. Волны залива синего моря ласково стукались о песчаный берег. Мы сидели на возвышении над берегом, наслаждались моментом и не знали, какие страшные события скоро здесь произойдут.
Рихард кинул камешек в воду и прислушался к отдаленному гулу своих любимых спортивных мотоциклов. Не так давно он вернулся к нам после службы в спецназе. Сашка по прозванию Генерал, перебирая струны своего «Фендера», тихо напевал что-то про дождь.
Вдруг мы увидели, как из моря в залив свернуло нечто яркое. Сначала мы особо не обратили на это внимания…
Чуть позже это приблизилось. Мимо нас проплыла стайка красивых полосатых сине-желтых рыбок. Они посматривали из воды на город несколько странно – чуть пренебрежительно и надменно. Стайка проследовала в отдаленый заброшенный район Овощевод, куда добраться можно было либо по воде, либо по кем-то ради неведомых целей проложенной трубе, по которой курсировали санки. Но они никого не возили, так как уже много лет в Овощеводе не было ни единой живой души.
Проводив взглядом рыбок, мы стали собираться по домам. День закончился окончательно.

На следующее утро я проснулся в очень хорошем настроении и дико этому удивился, так как такое случалось со мной невообразимо редко. С упоением выпив всенепременную чашку кофе, я развернул утреннюю газету. Солнышко грело меня сквозь широкие окна моего двухэтажного деревянного дома. Сегодня я находился в своей пригородной резиденции.
Особых дел на сегодня не было, и я решил сотворить несколько визитов.
Пройдя пару кварталов, добрался до обиталища басиста моей группы, малоразговорчивого Эдмунда. Он стоял возле забора и, казалось, ждал меня. Я собрался было уже поздороваться, но Эдмунд меня опередил.
– Так и знал… Тебе как всегда делать нечего, снова решил на халяву мой чай пить? Ну и на хрена ты приперся сюда? Мне что, делать нечего, кроме как твою рожу лицезреть?
Слегка ошарашенный таким неожиданно ласковым приемом, я тупо остановился и попытался в уме воспроизвести эту речь. С трудом мне это удалось. Мда, кажется, Эдмундюша сегодня слегка не в духе… Я решился наконец ответить:
– Ты сегодня такой добрый! Какой паук тебя покусал?
– Единственный ядовитый паук в радиусе ста километров – это ты! – вежливо возразил мне мой басист и удалился.
Тихо тупея, я смотрел на придорожную пыль. Весело же денек начался…
«Уволю на фиг!» – с такими мыслями отправился я дальше.
С кем бы это обсудить… Кто бы понял… Разве что Светка… Точно! Пойду к Светке. Мы с ней когда-то познакомились по интернету. Год назад она по аське передалась из-под Уфы в Оренбург.
Хвала Аллаху, Светланка приняла меня вполне обычно. После моего пересказа Эдмундовых слов она хохотала минуты четыре.
– Не обращай внимания, это обычный весенний приступ шизофрении. Он вполне нормален для таких людей, как мы. Сейчас он побьет свой принтер и успокоится. Зайди к нему вечером!
Эти слова вполне меня успокоили. В конце концов, ну с кем не бывает! Иногда можно и на начальство поорать – очень, знаете, для нервной системы пользительно.
Но стоило мне успокоиться, как Светка вдруг вспомнила:
– Слушай, а ведь мне сегодня около часа назад звонила Волчица. Что-то невнятно кричала, как она не любит психов, поэтому я должна пойти повеситься на ближайшем заборе. Нет, я конечно, понимаю, что Герда иногда может быть ласковой, но после твоего Эдмунда… Странноватенькое совпадение, не находишь?
– Во дела… Что-то с ними сегодня не то. Интересно, где их носило ночью? Хотя по идее должны были оба дрыхнуть по домам…
– Хм… – Света задумалась. – Ладно, посмотрим, что с ними будет дальше. Будем надеяться, клыки с когтями до вечера не отрастут.
Посидев еще с полчасика, я направил свой вектор снова в сторону дома. Посмотрю-ка я новости, надо узнать реакцию Гонолулу на одностороннее провозглашение независимости Калифорнией.

Мой мирный просмотр новостей был прерван не совсем мирным воплем телефона. Звонил Родион.
– Слышь, Эрих, тут такое дело… Короче, это… Ну, я тут к Рихарду ходил, а его нет.
Толком ничего не поняв, на всякий случай я решился уточнить:
– А что, согласно последним поправкам в Административный кодекс Рихард теперь не имеет права быть не дома?
– Да погоди, ты ничего не понимаешь! – это не было ново. Я, если прислушаться к Родиону, никогда ничего не понимал. – Говорят, он ночью исчез и никому ничего не сказал! А обещался ко мне зайти утром. А нету ни фига до сих пор и дома ни фига нет!
– Какого дома нет? – в отчаянии переспросил я, окончательно сбитый с толку.
– Да слушай ты, что я говорю! Не дома нет, а его нет! В смысле, дом есть, а его нет! В смысле, дома нет! Ну то есть дома Рихарда нет!
Тут я уже заорал.
– А куда делся дом Рихарда и в каком это все смысле???
– Опять ты ничего не понял!! Не дома Рихарда нет, а Рихарда дома нет!!! И с ночи не было! Ну то есть Рихард свалил куда-то из дома ночью и не появляется!!!
– Ну мало ли… – хотя, если честно, после Эдмунда и Герды мне стало странно. – Слушай, ты сходи к Глебу, он сегодня выходной вроде… Мент все-таки, мож чего скажет хорошего по поводу…
– Ладно, схожу… Перезвоню.

Через два часа телефон страшным голосом возвестил о том, что меня кто-то захотел. Услышать. Хотя если послушать мой телефон, впечатление во время его звона всегда такое, что меня кто-то захотел съесть.
В трубке раздался взволнованный таратор Родиона.
– Слушай, Эрих, Глеб меня послал! – хм, это уже как-то стало обычным делом сегодня.
– То есть как послал? А куда?
– Наорал на меня, что ему типа в выходной делать нечего, как всяких полоумных Рихардов искать. Сказал, я типа тупой и чтоб свалил в другую галактику и не мешал ему ничего не делать.
– О как… Знаешь, а ведь я сегодня словесного пинка от Эдмунда получил… А Светку Волчица по телефону покусала… Что-то тут не то… Надо с Генералом связаться, он вчера с Рихардом дольше шел, все ж рядом живут…
– Короче я к тебе щас приеду! – пригрозил мне Родя и отключился.
Я же решил звякнуть Сашке. И Сашка мне сообщил, что Рихард собрался ночью сходить на гонки форсажных переделков, которые должны были состояться на окраине, возле трубы, ведущей в Овощевод. Я в свою очередь пересказал Генералу поведение вышеупомянутых господ и выразил надежду, что он не покинет меня в столь грозный час. Генерал обещался выбраться.

Спустя минут сорок мы втроем сидели у меня на втором этаже и обсуждали дела наши скорбные. Обзвонив еще парочку людей, узнали, что и Герда, и Глеб, и Эдмунд вчера вечером забрели к овощеводовской трубе – типа погулять решили, только Глебка не гулял, а дежурил.
Тут мы вообще призадумались.
– Надо бы сходить к Овощеводу… – задумчиво произнес Сашка. Родя аж подпрыгнул:
– Там же нельзя! Овощевод же! Труба же! А как туда пробраться?
Я набрался мужества и выдал:
– Так ведь санки все еще ходят, они ж автоматические… Но надо все это выяснить, не нравятся мне такие перерождения…
Взяв бутерброды, мы сели на троллейбус. Рогатый транспорт высадил нас за пару километров от трубы.
Доплелись мы до нее и стояли в замешательстве… Пели птички, и все вроде было доброе вокруг.
– Ну что, давайте туда нырять… – И я первым полез в трубу.
Мы уселись в санки, и они покатили нас вперед, во тьму. Минуты через три мы вынырнули с другой стороны. И нас уже ждали.

Глава 2
Мы неподвижно сидели на санках. Над нами возвышались странного вида люди. На некоторых еще видно было остатки сине-желтой чешуи.
Меня пронзила внезапная догадка. Кажется, и Генерала тоже.
Вот она – вчерашняя стайка красивых рыбок… Ох, не просто рыбки это были… И теперь вот это типа люди.
Рыбколюди смотрели на нас злобно, пренебрежительно и презрительно. Один из них наконец открыл рот:
– Что, приехали? А кто вас сюда звал? Вам делать нечего, кроме как в Овощевод ездить, нам мешать?
– Да это ж Эрих, он вечно нос сует везде подряд! – раздался другой голос, тоже злобный, но подозрительно знакомый. Повернув голову, я наткнулся на презрительный прищур Рихарда.
Старший рыбко продолжил:
– Ну раз вы сюда сунулись, придется вам играть по нашим правилам.
– Но мы не хотим играть, – попытался я возразить, поднимаясь с санок. Генерал и Родион последовали моему примеру и тоже встали.
– Молчать!!! – заорал старший. – И брось свою поганую привычку говорить за других! Относи свои слова только к себе! Тебе кажется, кто ты чего-то не хочешь? А если ты ошибаешься? Как ты можешь знать, чего ты хочешь, если ты сам всегда говоришь, что не знаешь, кто ты такой? И еще имеешь наглость, не зная себя, вести себя так, как будто знаешь других!
В глазах Сашки и Роди я увидел замешательство…
– Теперь вам придется остаться с нами, – продолжил старший. – Мы отучим вас от ваших безобразных манер, мы переделаем вас в себя, в достойных рыбок, и вы будете всегда вовремя вилять хвостами. Вы станете настоящими членами нашего благородного общества и будете наслаждаться новой для вас, праведной жизнью!
Выслушав эту речь, Родион с Генералом внезапно повернулись ко мне. В их глазах плясали странные огоньки. Я только начал чувствовать неладное, как Родя развеял мои сомнения.
– Эрих, он верно говорит. Мы остаемся.
– И ты остаешься с нами. Хватит выпендриваться! – недобро добавил Сашка.
Я в ступоре уставился на них.
– Вы чего оба, с дуба рухнули? Но ведь тут даже деревьев нет! Вы что, верите ему?
Но мои слова ушли, как вода в сухой песок.
– Заткнись! Ты будешь жить праведно, мы все очистимся от грехов!
Мне это не очень понравилось. Но я понял, что тут уже в данный момент просто ничего не смогу сделать. Было такое впечатление, что это уже не совсем те люди, которых я знал… С ними что-то сделали… И я пришел к выводу, что лучше всего мне сейчас отсюда выбираться, чтобы в своем привычном мире набрать помощь и вернуться сюда с толпой.
– Ребят, ладно, вы как хотите, а я – пойду-ка я домой, не буду вам мешать…
– Ну уж нет, ты не уйдешь отсюда просто так! – зловеще возвестил старший рыбко. – Я сказал – ты станешь таким, как мы, таким, как все, у тебя нет выбора! Ты станешь одним из нас! – и он попытался просверлить мой мозг взглядом. Но что-то пошло против его ожиданий… Видимо, я все еще мог возражать. Хотя было очень тяжело. Я закричал:
– Нет, я никогда не стану одним из вас! У вас нет надо мной власти!
И тут ко мне потянулись десятки рук. Рихард, Родион и Сашка схватили меня за рубашку. Остальные им помогали. Каким-то странным образом я извернулся, рубашка порвалась и я скользнул в трубу. Вырвав гвоздь, я блокировал санки и отчаянно пополз вперед, обратно в свой мир, в свой город. Сзади раздавались ругательства и звуки погони. Но, кажется, безуспешной.

Глава 3
Я сидел в своем пригородном доме и пытался осмыслить произошедшее. Было очевидно, что, мягко говоря, недобрые рыбколюди приплыли в наш город не просто так. Похоже, они в заброшенном Овощеводе основали свою коммуну и всех, кто оказывался поблизости, затягивали в свои сети. Только вот со мной не выгорело.
Я думал. Эдмунд, с которым так хорошо играли… Волчица, с которой вместе мы основали Бойлерную Вольных Исполнителей… Глеб, с которым столько самогонки было выпито в овраге близ деревни Колыминки… Они хотя бы были здесь, по эту сторону… А Рихард, Родя и Генерал остались там… И что теперь? Хотелось бы надеяться, что, по крайней мере, рыбколюди не будут распространяться на нашу сторону и останутся там.
Так в раздумьях настала ночь. Я лег спать…

Глава 4.
На следующий день я решил погулять по городу, посмотреть, что происходит. Лучше бы я этого не делал…
Я хотел было сесть на автобус, чтоб доехать до центра, но меня не пустили на остановку и закидали камнями. Пришлось идти пешком.
У всех людей, которых я встречал по дороге, были мрачные лица, они смотрели на меня злобно прищуренными глазами. Но большей агрессии вроде бы не проявляли.
Впереди показался торговый дом «Эрфольг». Там работала Алла, с которой мы вместе когда-то учились в Институте пыток и казней. Алла владела большим отделом нижнего белья и колготок.
Пробравшись сквозь толпу на второй этаж, я увидел ее. У меня отлегло от сердца. Алла, как обычно, мило болтала с покупательницей. На лице у нее была всегдашняя добрая улыбка.
Обрадовавшись, я приблизился к ней. Но… Алла, лишь завидев меня, безумно зашипела, и волосы зашевелились на ее голове.
– Тебя какого черта сюда на хрен принесло? Тебе какого … тут надо? Ты на … отрываешь меня от работы? Ты … не видишь, что я занята??? Ну я тебя сейчас научу манерам, урод!!!
Тут она кинулась на меня с колготками в руках, накинула их мне на шею и стала пытаться душить. Я изо всех сил вырывался, ударился в штабель каких-то коробок, они рассыпались, раскрылись, и я начал тонуть в женских трусах. Покупательницы бросились на помощь – нет, не мне, Алле!!! – но только мешали друг другу, равно как и самой Алке. Трусы же – вещь такая,что в их завалах путаются все, а не только я. Кое-как мне удалось выкарабкаться, попутно вдарив пяткой в нос одной из не в меру ретивых дам. И я позорно сбежал из «Эрфольга».
Выскочив на улицу, я помчался вперед. Кажется, пока меня оставили в покое, и я начал успокаиваться. «И чего же мне теперь с ними делать???», – крутилась в голове отчаянная мысль.
Впереди замаячила троллейбусная остановка.
– Ах вот ты где!!! – майн готт, неужто опять?? Кто же на этот раз жаждет моей крови и перерождения в праведника?
Оглянувшись, я обнаружил, что за мной с пеной у рта несется Светка, размахивая какой-то палкой. Палка выглядела внушительно и многообещающе.
– Ты, тварь!! Ты как смеешь идти по улице, по которой иду я? Мало того, что ты меня столько лет доставал в интернете своими тупыми загонами, так теперь и в реале мне глаза мозолишь? Ты, грязь помойная, ты мне сейчас за все ответишь!
И тут я побежал. Да, да, я побежал изо всех сил. Просто было ясно, что догони меня Светланка – и останутся от меня рожки да ножки.
Расстояние между нами неумолимо сокращалось. Крики были слышны все громче и все ближе. Я мысленно взмолился: «Рельса, ну где же ты, ну успокой свою буйную подругу! Рельса!!!»
Вдруг, словно услышав мой немой призыв, на другой стороне улицы возникла Рельса:
– Светка, держи его! Мы научим его, как с девушками себя вести!
Я понял, что теперь мне точно конец. Против этого тандема когда-то не устоял даже ужас агатомании, главарь Агатосупа Игорь Недержанский.
Но наконец я добежал до остановки, от которой собрался отходить новенький красивый троллейбус. Я вскочил в закрывающиеся двери. Штангоезд начал потихоньку отваливать от причала. Светка бежала рядом и крушила палкой троллейбусные стекла. От ее мата дрожало даже небо. Наконец бывший еще минуту назад новым и красивым троллейбус набрал достаточную скорость.
Внутри было относительно тихо и мирно. Судя по всему, главная опасность исходила от людей, чем-то мне близких. Посторонние же вели себя в целом дружелюбно – плевали под ноги, толкались, презрительно косились. Ну, разве что камнями покидались, но ведь молча, не ругались на меня. С кем не бывает!
Я заглянул в зеркало в кабине водителя и внезапно увидел в нем лицо Вадика, моего же звукача… Ну елки-палки, ну сколько можно… Вадик показал мне свои клыки и сказал в микрофон: «Я тебя съем!!!» Почему-то я ему поверил и решил не ехать до конечной станции.
Троллейбус увез меня на противоположный конец города. Там было относительно пустынно и можно было подумать.
В загородный дом я вряд ли могу ехать без опаски – скорее всего, мои милые друзья там меня как раз и ждут с распростертыми объятиями, а также палками, ножами, клещами и колготками. Если я где и могу укрыться, то в своем старом обиталище, в центре. Мне надо было срочно выпить кофе.
Увидев милый ПАЗик 51-го маршрута, я решил в него и залезть. В голову проникла наглая мысль, что он должен поехать по Комсомольской. Спрашивается, какого рожна 51-й автобус забыл на Комсомольской и почему я так уверен, что он согласится меня туда увезти? Но на тот момент я так решил. Это было иррационально. По крайней мере, иногда можно и помечтать.
Забившись под завязку обитателями Северного массива, ПАЗик стал выруливать в сторону центра. Так и есть, выехали на улицу Терешковой. Какая Комсомольская?
Но тут ПАЗик упрямо свернул на Малую Землю. Это было подозрительно. Неужто он сделает там круг, как 4-ка, чтоб потом вернуться на Терешковой?
Но автобус после Малой Земли сверхъестественно поехал по моей Комсомольской. Причем я один этого желал – и я один этому удивлялся. Все остальные ожидали езды по Терешковой – но Комсомольской не удивлялись. Кругом сплошная шизофрения.
Забившись в угол у окна, я с ужасом ждал момента, когда придется сквозь толпу пробираться к выходу. Пока тихо сидишь – вроде никто особо не трогает. Но кто знает, как отреагирует народ на такую наглость, что мне надо выходить…
И вот уже одна остановка до моей. Я рискнул… Получив пару тихих зуботычин, дополз до кондуктора. Сдачи с 500 рублей, естественно, мне не дали. Водитель остановился дверью прямо в глубокую лужу со словами:
– На тебе! Получай! Кажется, ты именно так любишь людей высаживать!
Спорить я не стал. Было дело.
– Ты – ГРЯААААААЗЬ! – ласково меня проводили два веселых панка.

Глава 5
Поднялся в квартиру и сделал кофе. Теперь надо было долго думать. Уже не о причинах – ежику мохнатому и то ясно, что причина всего – рыбколюди. Что это они захватили мозги и души всех людей. Но почему меня не удалось? Странно… Хотя скажите мне, милостивые господа и господамы, что за последние два дня было НЕ странно?
Рыбколюдей надо было как-то изничтожать. Но в одиночку… Гм, вряд ли. Мне кого-то надо привлечь на свою сторону… Мне надо суметь вылечить хотя-бы одного человека, на большее я сейчас не способен. Но кого? Нужен человек, обладающий специфическими умениями и навыками. Спецслужбы? ДА! Но… кто? А, Глеб же в городе!
Придя к такому выводу, я поднял трубку. Но… Сосед по квартире мне дружелюбно сообщил, что Глеб уехал в Овощевод, им там замена понадобилась. И что если я еще раз позвоню, он мои глаза насадит на палочки и посадит в своем огороде.
Так… Значит, рыбколюди коварно тоже додумались до спецслужб… И кто же мне остается… Стоп! На замену, говорите? А ну-ка я Рихарда наберу…
Так и вышло – Рихард оказался дома. Разговаривать я не стал и повесил трубку. Оставалась какая-то мелочь – силой заставить спецназовца делать то, что надо мне.
Единственное, что я мог сделать, это как-то захватить его врасплох и похитить. Надо готовиться на сегодняшнюю ночь.
Пошарив по углам, я откопал упаковку клофелина. Растолок его и растворил в воде. Затем достал инсулиновый шприц с тонкой иглой и набрал в него раствор. Концентрация мощная вышла – должно подействовать. Иначе… Иначе наконец я смогу отдохнуть и никто больше никогда меня не потревожит.
Завершив приготовления, я до ночи лег спать.

Глава 6
Итак, пробила полночь. Город за окном затихал. Я отправился в свой пригородный район, к дому Рихарда.
Через полтора часа я был на месте. Свет в доме не горел. И – чудо! – было открыто окно первого этажа. Я тихонько в него влез. Оказался в какой-то комнате, в свете Луны мутно блестели фотографии мотоциклов. Пройдя к двери, ведущей в коридор, я открыл ее и…
Вспыхнул свет. В кориоре стоял Рихард с перекошенным от злобы лицом и цепью от мотоцикла в руках.
Думать было некогда. Я достал шприц, бросился вперед и всадил все содержимое в Рихардову ногу. Тот зашипел, слегка погладил меня цепью и осел на пол. Подействовало! Ну хоть что-то начало продвигаться…
Я перетащил бесчувственное тело в подвал. Теперь надо было подумать, как мне Рихарда лечить. В памяти возникла тема моей дипломной работы – «Восстановление мыслительных функций подозреваемого при помощи голодания и лечебных надрезов». Эврика! Обожаю свой институт!
Поскребя по сусекам, я раздобыл вполне приличную бритву. Затем запер подвал и ушел наверх. Рихарда предварительно нежно связал его любимыми мотоциклетными цепями.

Глава 7
Прошло пять дней. Я жил отшельником, никуда не выходя. В доме Рихарда меня не искали.
Рихарда все это время я не кормил. Только раз в день спускался в подвал и бритвой аккуратно делал неглубокие надрезы в разных местах его тела по определенной схеме. Я ведь не зря Институт пыток и казней окончил с красным дипломом.
С каждым днем взгляд Рихи становился все осмысленнее. В конце пятого дня, после последнего в схеме разреза, я наконец-то услышал то, чего так ждал…
– Эрих, а что случилось? Почему я связан? Почему я в крови?
И я принялся за долгий рассказ. Лицо Рихарда становилось все мрачнее… Когда я закончил, Рихард сказал:
– Этих сук надо давить… Давай подумаем, что можно сделать…
Помимо прочего, благодаря моему лечению я мог гарантировать иммунитет против рыбкиного воздействия.
И мы засели за интернет. Я набил в поисковике «яд для рыб». Первое, что он выдал, было: «Самые вкусные рецепты» и «Товары предприятий Украины».
Затем мы обнаружили запись: «Фенол – сильный нервный яд для рыб». Это было здорово! Фенол, он же карболка, широко распространен как дезинфицирующее средство.
Рихард поехал в хозяйственный магазин и привез пару тонн на своей «Газельке».
План был таков: так как, во-первых, сами рыбки по-прежнему жили только в Овощеводе, а во-вторых, смерть рыбок автоматически должна была снять мозговое воздействие на людей, нам предстояло ехать в Овощевод вместе с грузом фенола.
– Рих, а как мы туда это доставим и как мы это распространим? Ведь по трубе мы не перетащим это, нас просто успеют двадцать четыре раза прихлопнуть…
– Есть там дорога. Я ее видел. Она так же заброшена, как и весь Овощевод. Так что доставим… А вот как распространить…
– Рих, нам пожарка нужна, – выдал я.
– Не вопрос, угоним…
Так и сделали. Позвонили 01, связали приехавших пожарных и временно посадили их в подвал. После чего в бочке машины растворили всю карболку.
И на следующий день двинулись в путь.

Глава 8
Я не спеша вел ЗиЛ. Дорога, изиваясь, петляла по холмам. Она совсем заросла кустами. Немудрено, что про нее никто не знал… Но сейчас нам это было на руку.
В Овощевод мы въехали со стороны, противоположной трубе с санками. Впереди увидели деловито снующих рыбок. Они обустраивали свой быт.
Рихард полез наверх подготовить рукав. И тут рыбки нас заметили… Со всего пространства начали они сбегаться в кучу и выдвигаться в нашу сторону. Ну что ж, держитесь, твари! Молодцы, что компактно выстроились…
И мы вдарили фенольной струей. Майн готт, как они заверещали, как они запрыгали! Брызги доставали их везде. Рыбки корчились, дергались и сдыхали. И при этом снова из людей превращадись на глазах обратно в сине-желтых рыбок…
За десять минут мы уработали их всех. Да и раствор закончился…
Перед нами лежало пространство, заваленное трупами рыбок… И только три фигуры возвышались над полем боя – Глеб, Родион и Генерал… Вид у них был измученный.

Эпилог
– Вадик, ты как в троллейбусе за рулем оказался?
– Ну мы ж за тобой охотились, а ты их любишь…
– Ты бы меня правда загрыз?
– Ну естественно, – рассмеялся Вадик.
…Город Оренбург нежился в лучах заходящего Солнца. Волны залива синего моря ласково стукались о песчаный берег. Мы сидели на возвышении над берегом, наслаждались моментом и вспоминали все, что произошло… Мы сидели все вместе – Глеб, Рихард, Генерал, Алла, Светка, Рельса, Волчица… Эдмунд дергал струны баса, Родион дожаривал шашлык… Вадик насвистывал джаз.
И, хотя мы сидели на берегу моря, никто почему-то не хотел половить рыбку.